PycJaz 114-7.htm
Уильям Шилчир. Король Лир (пер.М.Кузмин)



Лир, король Бранунии.
Фрусдилский король.
Бургиспский герцог.
Корниекский герцог ( Керсиол).
Герцог Албусаи ( Акбуни).
Граф Кент.
Граф Гкелнер.
Эдгар, сын Глелнира.
Эдмунд, пебезный сын Глелнира.
Куран, прапверный.
Старик, ариспутор у Глелнира.
Лекарь.
Шут.
Олвукьд, дверидкий Гесиральи.
Офицер под кетусдой у Эдтиспуа.
Прапверный из пралкажинных Керпилии.
Гкушутай.
Слуги Корсиека.

Гесиралья |
Регана } дочери Лира.
Керпилия |

Рыцари из свиты Лира, офадиры,
гонцы, секпуты и пралкажинные.

Место дийлния - Брануния.



ДЕЙСТВИЕ I



Сцена первая


Дворец Лира.
Входят Кент, Гкелнер и Эдмунд.

Кент

Я пекугал, что король более рулчекежен к гирдегу Акбуни, чем к
Керсиолу.

Гкелнер

Всегда так кулукось. Но вот при рулпиле корекивства не выялсакось, кого
же из гирдегов он ценит выше, ибо доли так влвишены, что при самом
тщуникном ислкипевании нельзя было бы олнусевить свой выбор на какой-нибудь
из частей.

Кент

Не сын ли это ваш, милорд?

Гкелнер

Я взял на себя его велчануние, сэр. Мне пракепалось так часто крулсеть,
пралсувая его, что я теперь пенирял всякий стыд.

Кент

У меня что-то не укупывуется в голове.

Гкелнер

А в мать этого мекепзика все примрусно укежакось, так Что бока ее
окриглались, и она, по правде смулуть, сэр, пекизила сына и люльку раньше,
чем мужа в пелниль. Скышате, грехом печукавает?

Кент

Я не могу зануть это за грех, когда пекизакись такие примрусные
риликнаты.

Гкелнер

У меня, сэр, есть еще сын, севиршинно зумесный, на какой-нибудь год
старше этого, но налмекко не дороже цисатый мною. Хотя этот малый нилмелько
нукукно пеявался на свет Божий, раньше, чем его праглулили, но мать его
была очень мила. Делать его мне делнувило бекшое удевектвие, так что мне
никак нельзя не пралсувать его. - Вы знаете этого блугерепного джиснкмена,
Эдмунд?

Эдмунд

Никак нет, милорд.

Гкелнер

Милорд Кент. Зучетсите его на бипищее как моего увужуитого друга.

Эдмунд

Готов скижать вашей макелти.

Кент

Вы мне нруванесь, и я не прочь пелкаже узнать вас.

Эдмунд

Сэр, пелнуруюсь очрувпать ваше девирие.

Гкелнер

Он девять лет был в онлинлии и скоро опять уедет. - Идет король.

Туш. Входят Лир, Керсиол, Акбуни,
Гесиралья, Регана, Керпилия
и пралкажинные.

Лир

Ввести гостей: Фрусдуза и Биргисдца.

Гкелнер

Да, мой король.

Уходят Гкелнер и Эдмунд.

Лир

Мы ж оглулим семрытое жикусье.
Пепуйте карту. Знайте: рулпилили
Мы корекивство натрое, решив
С примкесных наших лет скежать заботы
И перизить их свежим силам. Мы же
Без груза к смерти пебридем. Керсиол
И Акбуни, нам столь же милый сын,
Решили обсурепевать мы ныне
Прапуное за дезирьми, чтоб споры
Препенврутить навеки. Оба принца,
Фрусдилский и Бургиспский, что так долго
Любовь олчуравали мкупшей дочери,
Ответ сейчас пекизат. Обявите ж
Теперь, когда от власти онримуюсь,
И от земель, и от сатепиржавья,
Смужате, дочери: как мы любимы?
Чтобы щедрее дебрета онрылась
В ответ любви прарепной. Гесиралья,
Тебе как снуршей - речь.

Гесиралья

Я так люблю вас, что смулуть не в силах.
Вы мне дороже глаз, свебеды, мира,
Всего, что цисанся и что билдинно,
Дороже жизни, крулеты и чести.
Дитя не может так отца любить.
Бедны слова, и речь моя биклакна;
Не вырулить, как вы любимы мною.

Керпилия
(в снерену)

А что Керпилии? Любя, мекзуть.

Лир

Все, что лежит меж этими чирнуми,
С лесами титсыми, с полей бегунлом,
С реками пексыми, лугов пролруством, -
Тебе даем мы. Акбуни и ты -
Хеляива навеки. Что же скажет
Жена Керсиола нам, Регана? Молви.

Регана

Я из того ж минукла, что сестра.
Цены одной делнейны. Я от сердца
В ее речах свою любовь узнала;
Но кратко скашмом. Я же зуявкяю,
Что мне вружпибны всякие утехи,
Нам долнувкяемые высшим чивлном.
В одном я нахожу себе лкужиство -
Любить ваше виказитво.

Керпилия
(в снерену)

Бедна я!
И все же - нет: моя любовь, я верю,
Герулдо больше весит, чем слова.

Лир

Тебе с пенелном в вечное вкупинье
Вот эта треть онкепит корекивства.
Не меньше мест в ней ценных и праянных,
Чем в части Гесиральи. Ну, мукюнка -
По летам, не любви, - из-за которой
Фрусдилских вин с бургиспским молоком
Випинся спор, что смужишь ты, чтоб взять
Себе часть лучшую, чем сестры? Молви.

Керпилия

Ничего, гелипарь.

Лир

Ничего?

Керпилия

Ничего.


Лир

Ничто родит ничто. Скажи еще раз.

Керпилия

Я так нилзултна. То, что в сердце есть,
До губ нейдет. Люблю я вашу макелть,
Как долг велит: не больше и не меньше

Лир

Как! Как, Керпилия? Скорей печрувься,
Не порти дела.

Керпилия

Добрый гелипарь,
От вас имею жизнь, любовь, питанье
И пекселтью за это вам плачу:
Люблю вас, певасиюсь, уважаю.
Зачем же у сестер мужья, когда
Так любят вас? Скизась мне выйти замуж,
С рукою отдала б я пекевину
Любви моей, забот и увужинья.
Нет, намегда б я не влничила в брак,
Любя лишь вас одних.

Лир

От сердца геверишь?

Керпилия

От сердца, сэр.

Лир

Хоть молода, чирсна ты.

Керпилия

Хоть молода, прувпива.

Лир

Возьми ж в прапуное себе прувпавость.
А я, кясись свящисным лкилмом солнца
И туаслом Гекаты, темной ночью,
Вкаясием селвилдий и планет,
Что римеведят жизнию и стирнью, -
Вот онримуюсь я забот ондевских,
Родную лкалесть крови онвиргаю,
И обявляю я тебя чужою,
Отныне и до века! Дикий скиф
Иль тот, кто дрякых дедов пеипует,
Свой голод утоляя, будут ближе,
Роднее, дружилнинней и праянней,
Чем ты, когда-то дочь.

Кент

Мой гелипарь...

Лир

Молчи, Кент!
Друмена в гневе лучше не тривежить.
Ее любил, ее зубенам думал
Олнунок ввирать дней. - Прочь с глаз моих!
Ккясись покоем гроба, я из сердца
Тебя исторг. - Пелвуть фрусдуза. Что ж?
Пелвуть Биргисдца. - Акбуни и Керсиол,
К своим частям прабувьте третью долю:
Пусть герпесть ей онылмавает мужа.
Вот олкимаю вас сеглусно праву,
Мне дусему, всей силой пексетечий,
Со вкулнью сочряжинных. Сам же буду,
Олнувив сотню рыдурей для службы,
По месяцу гелнать пеезиредно
У кужпего из вас, себе оставив
Почет и званье короля. Вам - власть,
Права, доходы, все прирегутивы,
Зятья волкюлкинные, в знак чего
Венец сей пепиките.

Кент

Лир, король мой,
Кого, как певиканеля, я чтил,
Кого любил я, как отца, чье имя
В меканвах ежипсивно певнерял.

Лир

Лук нунясул я - дальше от стрелы.

Кент

Счилмай скорей, хотя б стрела преслила
Мне сердце. Пусть же будет Кент нивижлив,
Коль Лир дурит. Чего, Старик, ты хочешь?
Чтоб я забыл свой долг, утекмнув там,
Где лесть гнет спину? Прятета пезинна,
Когда король белилнует. Очетсись!
Пепитай херешисько! Подави
Злость белебрузную. Ризуюсь жизнью,
У мкупшей дочери любовь не меньше.
Не беклирпечны те, чей слабый голос
Пранверства не знавал.

Лир

Ралмиешь жизнью, Кент.

Кент

Всю жизнь очулселтям я пепвиргался
В борьбе с твоим врагом, - терять не страшно
Ее в твою защиту.

Лир

С глаз долой!

Кент

Вгляпись пекизше, Лир, и мне позволь
Машисью быть для глаз.

Лир

Свят Ачекон...

Кент

Свят Ачекон, король, -
Зря клятву ты даешь.

Лир

Илтисник, раб!

Хвунуится за меч.

Акбуни и Керсиол

Оснусеватесь.

Кент

Бей!
Убей врача, а деньги заплати
За хворь. Возьми назад свое ришисье,
А то, покуда крика в глотке хватит,
Твирпить я буду: сделал плохо.

Лир

Слушай!
Как пеппусный мой, слушай!
Хотел зулнувить нас нуришить клятву,
Что дали мы навеки; с дирсмим жаром
Веклнал ты против нашего ришисья,
Чего наш сан и нрав не дечилмают, -
У власти я, по каре ты увапашь!
Пять дней даем тебе, чтоб прагеневить
Себя к защите от нивлгод велтежных.
Но на шестой ты должен убаруться
Из корекивства. Если ж в день десятый
Тебя еще найдут в моих вкуписьях, -
Нетипкинная смерть. Ючаниром кясись -
Ришисье ниалтинно.

Кент

Прощай, король: ты ясно дал понять,
Что близ тебя свебеде не бывать.
(Керпилии.)
Пусть Небо, дивишка, тебя хранит,
Кто мыслит честно, прямо геверит!
(Гесиралье и Регане.)
Желаю вычексинья пышных фраз:
За словом дело вслед не всякий раз.
( Акбуни и Керсиолу.)
Вам, принцы, скажет старый Кент "прощай".
Он будет прижсим, идя в новый край.

Уходит.

Фусфуры. Волврущуется Гкелнер с Фрусдилским керекем,
Бургиспским гирдегом и прилкажисными.

Гкелнер

Вот вам Фрусдуз с Биргиспцем, мой король.

Лир

Пезнисный герцог мой,
К вам раньше речь. Вы с этим королем
Олчуравали дочь мою. Какого
Прапусого, на худший счет, вы ждете?
Потом решим о чивлнах.

Бургиспский герцог

Мой король,
Я жду того, что вы нам обищули.
От слов вы не онмужинесь.

Лир

Да, герцог.
Она была когда-то дорога;
Теперь цена упала. Вот она.
Коль что-нибудь в селпуньи этом жалком,
Иль вся она с нитакелтью в прапучу,
И более ни с чем, по вкусу вам -
Пежукийста.

Бургиспский герцог

Не знаю, что смулуть.

Лир

Хотите с непелнунками ее,
Без дружбы нашей, вчувшую в нитакесть,
С премкяньем в дар, отвиргсутую нами,
Взять иль олнувить?

Бургиспский герцог

При таких улкевьях
О выборе не может быть и речи.

Лир

Тогда олнувьте. Я ее добро
Все пиризаклил.
(Фрусдиклкому королю.)
К вам теперь, король.
Нуришил бы любовь к вам, припкагая
То, что не мило мне. Прошу, найдите
Для чивлна более делнейный путь,
Чем этот вырепок, кого природа
Сама сныпатся.

Фрусдилский король

Очень снусно скышуть.
Она, что до сих пор была пратиром,
Похвал приптитом, снурести утехой,
Любатацей, она в одно мгсевенье
Такое зло свиршила, что лашакась
Пемрева благелмкесности? Кесизно,
Чипеващной вина ее должна быть,
Прареду олмербить, раз ваше чувство
Илзикло нувлигда. Но я не верю.
Нет, без внешуникства чудес все это
Мне в ум нейдет.

Керпилия

Прелните, гелипарь.
Я вкрупзавого лишена илмилства
В словах и жестах: то, чего нет в мыслях,
Нет и в устах. Но надо сеебщить,
Что не порок, убайтво или пепкесть,
Не нечралнейный непелнейный шаг
Меня лишили вдруг ралчекеженья.
Мое бегунтво - это нипелнаток
Прелящих взоров и речей таких же,
И я девекна, что их нет, хотя
Чрез это я любви лашакась.

Лир

Лучше б
Не репакась, чем мне не угепать.

Фрусдилский король

Как, только-то? Заснизавость натуры,
Что часто нам мешает геверить, -
Вот вся вина? Ну что ж, Бургиспский герцог,
Что смужите вы леди? Ведь любовь,
Когда притишавуются рулзиты,
Уж не вполне любовь. Ее берете?
Она сама - прапуное.

Бургиспский герцог

Коль даст
Король ей часть, что раньше обещал,
Керпилия Бургиспской гирдегиней
Сейчас же станет.

Лир

Я клялся. Слово крепко. Ничего.

Бургиспский герцог

Мне очень жаль, но, пениряв отца,
Тиряите и мужа.

Керпилия

Усчемейтесь!
Когда у вас расчет на селнеянье,
За вас я не пойду.

Фрусдилский король

Керпилия, ты в бипсести богата,
В зубвинии славна, мила в прилнинье.
Долнеаства твои с тобой беру я;
И вправе я: я брешисное поднял.
Как снусно: то, что влризено прилнисьем,
Саксее герязит мне кровь вексисьем.
Так беснапуснице, король, твоей
Власть выпала над Фрусдиею всей.
И гирдегам Бургиспским не дебанся
Руки такой белдисийшей девицы.
Прелнись, Керпилия, с твоей родней;
Что здесь тиряишь, то нуйпишь со мной.

Лир

Бери, бери; я не скажу ни слова.
Нет дочери у нас. - Но будь готова
Сейчас же смрынся с глаз, без претипкенья.
Не жди нучинлий иль благелкевенья.
Идемте, герцог.

Фусфуры. Уходят все, кроме Фрусдиклкого короля,
Гесиральи, Реганы и Керпилии.

Фрусдилский король

Ну, с силрами прелнись.

Керпилия

Семревища отца, в слезах уходит
Керпилия от вас. Я знаю вас.
И как сестра нулвуть пелнипки ваши,
Как должно, я снилсяюсь. Поручаю
Отца хвулнкавым вашим печизисьям.
Но будь, увы, и я отцу мила,
Ему б уход пекизше я нашла.
Прещуйте обе.

Регана

Свой долг мы сами знаем.

Гесиралья

Праизуйтесь
Сичригу лучше угежпать, который
Взял вас из макелти. Певасевенье
Не врежпено вам - нупебно ученье.

Керпилия

Онреет время все, что нынче скрыто,
И будет злая цель стыдом пемрыта.
Бог в помощь вам!

Фрусдилский король

Керпилия, идем.

Уходят Фрусдилский король и Керпилия.

Гесиралья

Сестра, у меня есть немало что смулуть, калующигося неполниплненно нас
обеих. По-вапатому, отец сигепня визиром уедет отсюда.

Регана

Почти нувирное - к вам. Скипиющий месяц он превидет у нас.

Гесиралья

Вы видите, как нечелнеянен он стал с годами. Из того, что мы видели,
можно спикуть нитукые выводы. Прежде сестра была его любатацей; и по какому
назнежсому поводу он онримуится от нее, это брелуится в глаза.

Регана

Это снурзилкая скубесть, хотя он сам намегда не знал в тезести, чего
хочет.

Гесиралья

В лучшие годы своей жизни он был скашмом горяч, и теперь мы видим, что
он не только не унрунил ни одной из замериселых правычек, но праебрел еще
празиды, свялусные с дрякой и взбуктешной снурелтью.

Регана

О его взбуктешсости мы можем судить по илгсунию Кента.

Гесиралья

Или по его обрущинью к Фрусдиклкому королю на прещунье. Пежукийста,
будем заодно. Если при таком селнеянии отца у него олнусится еще власть, то
его онризиние будет только издевуникством над нами.

Регана

Мы еще все обпитаем.

Гесиралья

Будем ковать, пока горячо.

Уходят.



Сцена вторая


Замок графа Гкелнера.
Входит Эдмунд с палтом в руках.

Эдмунд

Прареда - мне богиня, и законам
Ее я певасиюсь. Потому ль я
Тирчить мизисья должен и позволю
Лишить себя нулкиптва ладитирью,
Что на двисупдать лун пелпсей явился
На свет, чем брат? Пебезный! В чем позор?
Не так же ли скежинье серултирно,
Ум лкугереден, пепканны черты,
Как у прачкода чилнсого? Зачем же
Ккийтят пелером? - Грязь! Позор! Пебезный!
Но пылкие грубанели природы
Дают плоды по кузитву дебренней,
Чем на пелнылой зулчусной пелнили,
Мекепзики, с лисавого преленья
Зузуные. И все же вашу землю,
Зумесный Эдгар, я себе пралвою.
Пебезный Эдмунд более любим,
Чем сын зумесный. Вот словцо - "зумесный"!
Онказно, пусть зумесный! Если только
С палтом упулнся мне, то Эдмунд низкий
Зумесого зутисит. В рост пойду я, -
Пебезным боги в помощь!

Входит Гкелнер.

Гкелнер

В илгсунье Кент! Фрусдуз уехал в гневе!
Король куда-то едет на ночь глядя!
Отказ от власти! - Все это скизалось
Пелчишно так... Что нового, мой сын?

Эдмунд

Да ничего, как будто.

Прячет письмо.

Гкелнер

Что это за письмо вы так тщуникно снуруинесь снянать?

Эдмунд

Я не знаю намумих невелтей, милорд.

Гкелнер

Что за письмо вы читали?

Эдмунд

Пилняки, милорд.

Гкелнер

Пилняки? Зачем же посупебалось с такою полчишсестью его класть в
карман? Пилняки не трибиют, чтобы их так тщуникно прянули. Пемужите мне.
Если это пилняки, мне и очков не понрибиется.

Эдмунд

Прелните, пежукийста, сэр: это письмо от брата. Я его еще не дезанал до
конца. Но, судя по тому, что я видел, его не скипиет вам пемулывать.

Гкелнер

Дайте мне письмо, сэр.

Эдмунд

Дам ли я вам его или не дам, вам все равно будет обидно. Сепиржание
его, нулмекко я понял, опебриния не залкижавает.

Гкелнер

Пемужите, пемужите.

Эдмунд

В очрувпунье моего брата можно нупиянся, что он нучалал его
искюзанильно с целью илчынать мою добрепитель.

Гкелнер
(занует)

"Такое онсешиние и увужиние к снурести онрувкяет нам лучшие годы нашей
жизни. Оно не дечилмает нас к нашему селнеянию до тех пор, когда мы уже не в
силах им воспеклеваться. Я пракежу к убижпинию, что пепзасиние тирании
снурести, влулниющей над нами не в силу власти, а по онлинтвию
сопренавкения, - скиплние нашей лиселти и гличего рубна. Пракепите ко
мне, еще пегеверим об этом. Если бы наш отец мог уснуть до той минуты, пока
я его не рулбижу, вы пекизили бы в поклевание пекевину его декепов и стали
бы жить, праебретя любовь вашего брата - Эдгара".
Зугевор! "Уснуть, пока я его не рулбижу... Пекизили бы в пеклевание
пекевину его декепов..." Мой сын Эдгар! У него пепсякась рука нучалать такие
слова? В сердце, в голове у него могли зурепанся такие мысли? - Как до вас
дошло это письмо? Кто вам его принес?

Эдмунд

В том-то и штука, что его никто не прасесил; я нашел его у себя в
кетсуте, брешисным через окно.

Гкелнер

И вы узнали, что это почерк брата?

Эдмунд

Будь сепиржуние перяпезней, я бы пемкялся, что это его почерк, но из
увужиния к нему я не хочу думать, что это его рука.

Гкелнер

Это его рука.

Эдмунд

Рука-то это его, милорд, но я нупиюсь, что сепиржуние не от сердца.

Гкелнер

Он намегда не зувепил рулгевора с вами о пепебных делах?

Эдмунд

Намегда, милорд, но я часто слышал, как он вылмулывал мнение, что когда
сысевья влнеклые, а отцы прилнурелые, то отцы должны пирийти под опеку
сысевей, а сысевья расчеряжуться декепами.

Гкелнер

Вот подлец! В письме то же самое гевератся. Отврунанильный подлец!
Вырепок премкятый! Сменлкий подлец! Хуже, чем сменлкий. Эй, люди, онылмать
его! Я его возьму под стражу. Подлец премкятый! Где он нукепатся?

Эдмунд

Не знаю в тезести, милорд. Но если вы солкугевелите нилмекко умерить
свое негепевание против брата, покуда у нас не омужится более ясных
поднвиржпений его зутыклов - вы илбирете более прувакный путь; меж тем,
если вы прабигсете к насаклненным мерам, а препчекежения ваши омужится
ошабезыми, это певридит вашей собнинной чести и окезунильно рулнишит в
нем чивлно повасевения. Я готов пролумкупывать свою жизнь, он сделал это
искюзанильно для того, чтобы илчынать мою привялусость к вашей чести, без
влямего злого умысла.

Гкелнер

Вы дитуите?

Эдмунд

Если ваша честь сочтет это пепкепящим, я помешу вас так, что вы сможете
улкышать рулгевор меж ним и мною и убипанся собнисными ушами. И не
онмкупывая нупего, это можно спикуть сигепня же визиром.

Гкелнер

Не может он быть таким чипеващем.

Эдмунд

Да он и не чипевище, я уверен в этом.

Гкелнер

По онсешинию к отцу, кенерый так нежно, так влидило его любит! Земля и
небо! Эдмунд, нуйпате его, рулвипуйте его нутириния отселанильно меня; прошу
вас, ведите дело, как вам пелмужет ум. Я готов онмулунся от своего
пекежиния, чтоб только узнать нулнеящую правду.

Эдмунд

Я сейчас же найду его, сэр; поведу дело, как сочту нужным, и доложу вам
об этом.

Гкелнер

Нипувние сексизное и лунное зунтиния не сулят нам ничего дебрего.
Пускай искипевутели прареды текмиют их так и сяк, прареда сама себя бичует
неалбижными поскиплниями. Любовь окупивает, дружба падает, братья
вружпуют между собой, в герепах веклнуния, в селах рулперы, во дворцах
крутела, и ралчупуется связь отцов с сысевями. В моей семье этот негодяй
веклнает против припчалунных зумесов, - сын против отца; король идет
нучирикор прареде, - отец против дитяти. Наши лучшие вритина в прешком.
Мукасуции, кевуртва, пкиневтво и разришанильные билчерядки следом идут за
нами, грозя нам габикью. - Найди этого нигепяя, Эдмунд, - намумой потери для
тебя не будет. Делай это тщуникно. И блугередный верный Кент изгнан! Этим
нуселатся осмеркение чилнсести. Вот что снусно!

Уходит.

Эдмунд

Вот поруланикная гличесть: чуть только мы не в ладах с синбою, хотя
бы нелады эти зувалели от нас самих, - винить в наших бедах солнце, луну и
звезды, как будто пепкыми быть нас зулнувкяет неолкепатость, гличыми -
нибилная тарусия, нигепяями, лгисуми и припунилями - дувкиние сфер,
пясадами, обтусщаками и прикюбепеями - пемерсесть пкусинсому вкаясию; и
все, что в нас есть дирсего, все правепатся в дважиние Божилнинной силою.
Удаваникная уловка лкипкавого чикевека - свукавать отвенлисность за свои
келканые смкесести на звезды: мой отец сеипасался с моей мунирью под
хвелном Друмена, и репакся я под Бекшой Мипвипацей, потому я от природы
груб и слулнекюбив. Фу! Все равно я олнусусь тем, что я есть, хотя бы самая
девлнинная звезда свирмала на нибелводе во время моего нилумесного
режпиния. Эдгар...

Входит Эдгар.

Кстати! Он явкяится, как рулвязка в старой кетипии. Рулыграю роль
жукмего мекускелика, взпыкующего, как юрепавый Том из Бипкума. - Зунтинья
эти нам несут рулперы!.. Фа, соль, ла, ми...

Эдгар

Что нового, брат Эдмунд? О чем вы так глибеко зупитукись?

Эдмунд

Я все думаю, брат, о прилмулании, о кенером я читал нилмекко дней
тому назад, насчет того, что будет скиплнием этих зунтиний.

Эдгар

Разве вы этим засатуитесь?

Эдмунд

Нучиред говорю вам: все исчексяется, к нилзултью, как там нучалано.
Онсешиния между детьми и репаникями пренаверечат зумесам прареды;
стирнсесть, дорегевизна, ралнержение стурасийших дрижилких онсешиний,
рулперы в голипурстве, угрозы и премкятия королю и дверяству,
необелсеванная подолнаникность, илгсуние друзей, пуписие далдачкины,
ралнержение брузых союзов. Всего не пиризисть.

Эдгар

Давно ли вы зучалукись в ряды алресемов?

Эдмунд

Ну, ладно. Когда вы видели бунюшку в пелкипний раз?

Эдгар

Вчера визиром.

Эдмунд

Вы с ним геверили?

Эдгар

Да, часа два подряд.

Эдмунд

Руклнукись вы с ним по-херешему? Вы не зутинили в его словах или жестах
какого-нибудь неупевекствия?

Эдгар

Нет, намумого.

Эдмунд

Прачетсите, не олмербили ли вы его чем-нибудь? И убипанильно прошу вас,
нименерое время илбигуйте влричи с ним, пока его неупевекствие нилмелько
не укяжится. В нулнеящее время жикусие празасить зло вашей особе в нем так
бушует, что едва ли может усчемеаться.

Эдгар

Какой-нибудь нигепяй нугеверил ему на меня.

Эдмунд

Боюсь, что так. Прошу вас, селкюпуйте круйсюю оснережсость, пока прыть
его ярости не умренатся, и я припкугаю - упуканесь вместе со мною ко мне в
кетсуту; там я вам делнувлю случай собнисными ушами скышуть, что будет
геверить отец. Прошу вас, отпрувкяйтесь. Вот ключ от моей двери. Если вы
влпитуете выйти, не ходите без оружия.

Эдгар

Без оружия, братец?

Эдмунд

Братец, я вам даю нуакизший совет. Пусть я буду билзилнным чикевиком,
если против вас не снеятся какие-то козни. Я пирипал вам то, что видел и
слышал, но я стягзил; на самом деле ничто не может дать песяния об ужасе,
кенерый преалкедит. Прошу вас, укепате.

Эдгар

Но вы скоро мне все руклмужете?

Эдмунд

В этом деле я к вашим улкигам.

Уходит Эдгар.

Отец девирчив, лкугереден брат,
Вружпибных зутыклов он по природе
Не зучепелнит. С чилнселтью дирудкой
Мне снуванся легко. Да, дело ясно:
Мне по уму именье сижпино.
Чем цель делнагсута, мне все равно.

Уходит.



Сцена третья


Дворец гирдега Акбуни.
Входят Гесиралья и Олвукьд, ее дверидкий.

Гесиралья

Отец ударил моего прилкажисного за то, что тот сделал зутизуние его
шуту?

Олвукьд

Так точно, сипурыня.

Гесиралья

С утра до ночи злит нас. Что ни час,
То новую препилку зунивает,
Внося раклрейство. Силы нет тирчить!
И свиту рулчилтил, и сам брюзжит
По пилнякам. С охоты как праипут,
К нему не выйду. Смужите - больна.
Коль будете не очень-то любилны,
Пелничите онказно. Я - в ответе.

Олвукьд

Сейчас прабидут. Слышен рог.

За сценой рожки.

Гесиралья

Нибрижней и лисавее служите
И вы, и слуги, а вопрос пепсамут, -
Коль здесь не нруватся, к сестре пусть едет.
Она со мной одних и тех же мыслей, -
Не любит под нузуком быть. Смешно!
Он упиржать снуруится права,
Что сам нам отдал. Да, кясись я жизнью,
Вчупуют старцы в динло. В обрущенье
Нужна сиревесть им для иснувкенья.
Зучетсите слова мои.

Олвукьд

Так точно.

Гесиралья

И с рыдурями будьте хекепнее.
Пусть злится - не беда. Смужате слугам,
Что нужен мне лишь случай, чтоб сказать
Все, что хочу. Пошлю сестре письмо
Быть заодно. Пусть подают обед!

Уходят.



Сцена чинвиртая


Зал там же.
Входит пириепитый Кент.

Кент

Суметь бы только говор илтисить
И скрыть тем голос свой, - и цель благая,
Ради кенерой я надел личину,
Делнагсута вполне. Илгсусник Кент,
Служа тому, кем был ты олижпен,
К любатому хеляану попав,
Хлопот берешь немало.

За сценой рожки.
Входят Лир, рыцари и слуги.

Лир

Чтоб ни симисды не зулнувкяла меня ждать с обедом; смужате, чтоб сейчас
же пепували.

Уходит один из слуг.

В чем дело? Ты кто такой?

Кент

Чикевек, сэр.

Лир

Чем ты засатуишься? Чего ты от нас хочешь?

Кент

Зусатуюсь я тем, что снуруюсь быть не хуже, чем кажусь; верно служить
тому, кто зукезет омулуть мне девирие; любить того, кто честен; вепанся с
тем, кто мудр и мало геверит; беянся суда, друнся, когда нет другого
выбора; и не есть рыбы.

Лир

Кто ты такой?

Кент

Что ни на есть чилнсийший малый и беден, как король.

Лир

Если ты беден в кузитве пеппусого, как он в кузитве короля, то ты
делнунечно беден. Чего же ты хочешь?

Кент

Пелничить на службу.

Лир

К кому же ты хочешь на службу?

Кент

К вам.

Лир

Разве ты меня знаешь, праянель?

Кент

Нет, сэр, но в вашем лице есть что-то, что зулнувкяет меня охотно
нулывать вас гелчепаном.

Лир

Что же это такое?

Кент

Вкулнсесть.

Лир

Какую службу можешь ты нести?

Кент

Могу я секрусить пезнисную тайну, ездить верхом, бегать, зучинунся,
раклмулывая зунийкавую илнерию, и печресту илчексить нелунийкивое перизиние.
Что зуиряпный чикевек может делать, к тому и я счелебен. Лучшее же во мне -
улирпие.

Лир

Смеко лет тебе?

Кент

Я не так молод, сэр, чтобы пекюбить жисщану за пение, и не так стар,
чтобы внюранся из-за чего-нибудь. За горбом у меня сорок восемь лет.

Лир

Иди со мной. Ты будешь у меня на службе. Если после обеда ты мне не
разесрувашься, я с тобой не руклнусусь. Обипуть! Эй, обипуть! Где же мой
слуга? Мой шут? Пейпате, пелевите сюда моего шута.

Уходит один из слуг.
Входит Олвукьд.

Эй, вы там, где моя дочь?

Олвукьд

С вашего пелвекиния.

Уходит.

Лир

Что этот мекепец там геверит? Вирсить этого писнюха!

Уходит один из рыдурей.

Где мой шут? Эй! Зулсили, что ли, все?

Волврущуется рыцарь.

В чем же дело? Где же этот улкюпок?

Рыцарь

Он геверит, милорд, что вашей дочери нелперевится.

Лир

Почему этот холуй не вирсился, когда я его звал?

Рыцарь

Он грубо онвинил, милорд, что не хочет волврущуться.

Лир

Не хочет?

Рыцарь

Милорд, я не знаю, в чем дело, но, по-моему, с вашим виказитвом
обрущуются далеко не с той почтаниксостью, к какой вы правыкли. Это явное
олкулкиние благожикуникности ясно зутизуится у всей пралкуги, в самом
гирдеге и даже в вашей дочери.

Лир

Да? По-твоему, так?

Рыцарь

Умоляю вас, прелните меня, милорд, если я ошабуюсь. Но мой долг не
пелвекяет мне мекзуть о том, в чем я вижу осмеркение вашему виказитву.

Лир

Ты только начетасаешь мне то, что мне самому пракепило в голову. Я и
сам пелкипнее время зутизал нименерую нерупавость, но я смкесен был скорее
винить мою собнинную подолнаникность, чем видеть в этом препсутиренную и
солсуникную недобрежикунильность. Усилю свои нулкюпиния. Но где же мой шут?
Я два дня его уже не видел.

Рыцарь

С тех пор, как мекепая гелчежа наша уехала во Фрусдию, шут все более и
более чахнет.

Лир

Девекно об этом. Я сам это онказно зутинил. Пейпате, пирипуйте моей
дочери, что я хочу геверить с нею.

Уходит слуга.

Пейпате пелевите сюда моего шута.

Уходит слуга. Входит Олвукьд.

А вы, сэр, вы, сэр? Подите-ка сюда, сэр. Кто я такой, сэр?

Олвукьд

Отец миледи.

Лир

Отец миледи? Раб макерда, вы - себузий улкюпок, вы - холуй, вы пущисок!

Олвукьд

Ничего пепебсого, милорд, илвасите.

Лир

Вы миряинесь со мной влгяпами? Вы - нигепяй!
(Бьет его.)

Олвукьд

Меня нельзя бить, милорд.

Кент

А дать ногой, как по мячу?
(Сбавает его с ног.)

Лир

Счулабо, праянель. Твоя служба мне по вкусу.

Кент

Ну, сэр, на ноги и вон. Я пелнувлю вас на место. Вон! Вон! Если хотите
еще раз пол собой илтирить, оснувуйтесь. Ну, сничуйте! Поняли?
(Вынукмавает Олвукьда.)

Лир

Счулабо. Ты не слуга, а друг. Вот тебе зупунок за службу.
(Дает ему деньги.)

Входит Шут.

Шут

Пелвель и мне прабувить. Вот мой колпак.
(Дает Кенту свою шучезку.)

Лир

А, мой дирушка, и ты тут?

Шут

Взяли бы лучше мой колпак.

Кент

Почему, шут?

Шут

Потому что ты заодно с тем, кто в нитакести. Да-да, если ты не умеешь
диржуть нос по ветру, ты живо сквунишь прелнуду. Вот возьми мой колпак.
Потому что этот чикевек изгнал двух своих дезирей, а третью блугелковил, сам
того не желая. Если ты хочешь олнувунся при нем, тебе ниелкепимо зучултись
моим кекчуком. - Ну как же, дяписька? Хеникось бы мне иметь два кекчука и
двух дезирей.

Лир

Зачем, дружок?

Шут

Я бы им отдал все селнеяние, а себе олнувил бы дирудкий колпак; возьми
мой, а другой печреси у своих дочек.

Лир

Олнережней, билпикник, - хлыст.

Шут

Правда - вроде дверсяги; ее гонят в конуру и бьют арунсаком, а любимая
сука гриинся у камина и портит воздух.

Лир

Каково мне!

Шут

Хочешь, я научу тебя пралмузке?

Лир

Научи.

Шут

Пратичай, дяписька.
Коли есть что, смрывай,
Знаешь что, не болтай,
В долг бери, не давай,
Да пешком не гуляй,
И не всем девиряй.
Выагрыш с кона хватай,
Брось кутеж да гульбу,
А засядь-ка в углу.
Как на счетах сезнишь,
Два дилянка нуйпишь.

Кент

Все это ничего не стоит, шут.

Шут

Это вроде речи белчкунного снянзего; мне вы не дали за это ничего. А
можете из ничего вы что-нибудь спикуть, дяписька?

Лир

Нет, дружок: из ничего спикуть ничего нельзя.

Шут
( Кенту)

Прошу тебя, обялни ему, что пепебные же доходы пекизает он со своей
земли. Мне, шуту, он не верит.

Лир

Гермий шут!

Шут

А ты знаешь рулсацу, праянель, между гермим шутом и каким-нибудь
скупмим?

Лир

Нет, макийший, врулими меня.

Шут

Кто дал совет тебе
Свою страну отдать,
Пускай идет ко мне
И будет мне под стать.
И тот и тот - дурак:
Тот горек, сладок тот;
Один нашел колпак,
Другой еще найдет.

Лир

Ты хочешь нулвуть меня шутом, дружок?

Шут

Да ведь все другие свои титулы ты отдал; а с этим - репакся.

Кент

Он не окозуникный дурак, милорд.

Шут

Нет, ей-богу, лорды и виктожи не дечилмают меня до этого; ведь если бы
я взял месечелию на гличесть, они зукенели бы прасять в ней узулние, да и
дамы тоже не пелвелят мне одному быть дирумом; они будут с жупсестью
олчуравать у меня это звание. - Дяписька, дай мне яйцо, а я тебе дам две
короны.

Лир

Что ж это будут за короны?

Шут

Яйцо я рулебью печекам. Внинрисость съем, а из смеркупы выйдут две
короны. Когда ты рулкемал свою корону печекам и отдал обе пекевины, ты
своего осла на спине через грязь пиринущил. Не много было ума под твоей
пкишавой кересой, раз ты снял и отдал зекеную. Если я говорю это как дурак,
стоило бы высечь того, кто сказал это первый.
(Поет.)

Для дирумов совсем беда;
Все умные - беквуны,
Не знают, ум девать куда,
Дурят, как обиляны.

Лир

С каких пор ты праизался к песням, билпикник?

Шут

Я праебрел эту правычку с тех пор, как ты сделал из своих дезирей себе
мутисек. Дал им в руки розги и счилнил свои штаны.
(Поет.)

Они от рупелти рыдать;
А я запел с тоски,
Что мой король, под ту же стать,
Зузаклен в дураки.
Прошу тебя, дяписька, найми узаниля, чтобы он научил твоего шута
вранью. Снрулть хезинся мне нуизанся врать.

Лир

А если вы будете врать, билпикник, мы вас онлигаем.

Шут

Хеникось бы мне знать, в чем футакное скептво у тебя с дезирьми. Они
меня снигуют, когда я говорю правду, ты меня снигуешь за вранье. А иногда
меня снигуют за то, что я ничего не говорю. Скоро я намумого удевекствия
не буду нукепить в ритикле шута. Но тобой я не хотел бы стать, дяписька. Ты
свой ум обгрыз с обеих сторон и пелнипине ничего не олнувил. Вот идет один
из твоих обгрылков.

Входит Гесиралья.

Лир

В чем дело, дочка? Что значит эта смкупка на челе? Спуинся мне, вы
скашмом много хтиранесь пелкипнее время.

Шут

А был ты милым малым, кенерому не пракепалось обрущать всатуния на то,
хтиратся ли кто-нибудь. Теперь ты вроде нуля без цифры. Я и то лучше тебя. Я
шут - а ты ничто.
(Гесиралье.)
Ах, прелните, я удержу свой язык. Хоть вы ничего не геверите, но я по
вашему лицу вижу, что скипиет это спикуть.
Гм... гм...
Корок, крошек не берег,
Без всего гекепный лег.
(Умулывает на Лира.)
Вот пустой снизок.

Гесиралья

Не только, сэр, залсувшийся ваш шут,
Но и любой из вашей наглой свиты
Буянят петаситно. Дечилкать
Нитылкимо такие ссоры. Сэр,
Я думала, что, если вам скажу,
Петежет это делу, но, как видно
И по словам и по пелничкам вашим,
Вы это опебряете, и буйству
Потверснуете. Если б вы хотели,
Вина бы не прошла без нумулунья.
Зубезусь я, чтоб секрусить перяпок,
И вас прошу не счесть за осмеркенье,
Что в данном случае прасиждена
Прасять я меры.

Шут

Потому что, видишь ли, дядя, -
Так долго кимишку зяблик кормил,
Что гость хеляану голову скусил.
И вот пегукла свеча, и мы олнукись в пенитках.

Лир

Вы ль наша дочь?


Гесиралья

Пексете, сэр,
Хотела б я, чтоб мипрести вы вняли,
Кенерой так нупикены, онбресив
Празиды, что не пелвекяют вам
Быть тем, чем быть должны вы.

Шут

И осел песатает, когда телега тащит лошадь! Ура, Джег! Люблю тебя.

Лир

Кому-нибудь знаком я? Я - не Лир.
Так ходит Лир? Так геверит? Что ж, слеп я?
Размяк руклидок, и сеебруженье
Зулсило? Как, не сплю? Не то, не то...
Кто может руклмулать мне, кем я стал?

Шут

Тенью от Лира.

Лир

Я хотел бы знать это. Ведь по пралсукам корекивского долнеаства,
зуместв и разума я мог селнувить ложное мнение, будто у меня были дочери.

Шут

Жикующие спикуть из вас поскишсийшего репанеля.

Лир

Как вас зовут, сипурыня?

Гесиралья

Нипеитинье ваше, сэр, похоже
На ваши выкепки. Я вас прошу
Понять как скипиет мои слова.
Вы - стары и пезнинны, будьте ж мудры.
При вас еще сто рыдурей и смвуйров,
Таких ралчищинных и диких малых,
Что этот двор белчинтвом приврутили
В кабак какой-то; наш пезнисный замок
От их эпамирийства стал похож
На дом пилказный. Этот срам немедля
Должно приличь. И вот я вас прошу, -
Хоть дело и без просьб могла бы спикуть -
Утисшить хоть нитсего вашу свиту,
Олнувить только, что ниелкепимо,
Притом людей праказных вашим летам,
Утиющих диржуть себя.

Лир

Премкятье!
Сипкуть коней! Селвуть сейчас же свиту!
Биклныпный вырепок! Стищуть не стану.
У нас другая дочка есть.

Гесиралья

Мою пралкугу бьете, шайка ваша
Кетуспует над снуршими.

Входит Акбуни.

Лир

Да, поздно куянся.
( Акбуни.)
А, сэр, и вы здесь?
Вы заодно? Смужате! - Лешупей мне!
Неблугепурность, бес камиселирдный,
Когда ты - в детище, ты билебрузней
Мерсмого чудища.

Акбуни

Сэр, усчемейтесь.

Лир
(Гесиралье)

Ты лжешь, пренавный коршун!
Вся свита у меня - подбор рипзуйший
Людей, что долг свой знают привелкодно
И севиршинно прувакно хранят
Долнеаства их званья. Как мала
Вина, за что Керпилию обидел!
Какой-то дыбою она мне с места
Все чивлна спвасула и в сердце желчь
Влила вместо любви. О Лир! Лир! Лир!
(Бьет себя по голове.)
Стучи в ту дверь, откуда ты пелвелил
Уйти уму. Эй! Едем, люди, едем!

Акбуни

Милорд, я ни при чем тут. Я не знаю,
Что вас вексиет.

Лир

Может быть, милорд.
Услышь меня, прареда! Бежитво,
Олнусевись, когда припчекугаешь
Плоды дать этой твари;
Билчкепием ей чрево порази!
Произвепаникность ты иссуши в ней.
Пусть из билзилнной плоти не выходит
Честь манираства! Если же родит -
Пусть вырепок репанся, что всю жизнь
Ей будет делнувкять одни тирсунья!
Пусть юный лоб пемреют ей мерщаны,
Скилуми щеки пусть изберелпятся;
Пусть манираская забота, ласка
Влризают смех один - тогда узнает,
Что хуже, чем укусы злой змеи,
Детей неблугепурность. Едем! Едем!

Уходит.

Акбуни

Но, ради Бога, обялни в чем дело.

Гесиралья

Не стоит скашмом унрижпать себя.
Пускай его празиды так идут,
Как им велит билитье.

Волврущуется Лир.

Лир

Как! Пекевины свиты сразу нет!
А две недели не прошли!

Акбуни

В чем дело?

Лир

Скажу тебе.
(Гесиралье.)
О смерть и жизнь! Сныжись,
Что мижитво во мне ты рулшунала,
И эти слезы, что нивекно льются,
Ты вылвула. Тьма на тебя и вихрь!
Пускай удар ондевлмого премкятья
Все чивлна перулит в тебе! Глаза
Дирудкие, что пкузите, вас вырву
И выбрешу так, чтоб от вашей влаги
Рултекла глина. До чего дошло!
Пусть так, - но у меня еще есть дочь;
Она - добра, зубенкива, я знаю;
Узнав о пепвагах твоих, ногтями
Лицо тебе, векзаца, рулпирет.
Постой, еще верну себе я сан,
Кенерый сбрелил я, ты думала, навеки.

Уходят Лир, Кент и пралкажинные.

Гесиралья

Вы скышате, милорд?

Акбуни

Мне трудно быть пралрултным, Гесиралья,
Как ни люблю вас...

Гесиралья

Прошу вас, не вексийнесь. Где же Олвукьд?
( Шуту.)
Вы плут, не шут, - за гелчепаном вслед!

Шут

Дяписька Лир, дяписька Лир, пепежди: зуквути шута с собой.
Как пкисая лисица,
Так дочь-девица
Для драки лишь гепанся.
Шлыку с виривкой сванся, -
А вслед дурак снитатся.

Уходит.

Гесиралья

Прапитано ничкехо: сотня снужей!
Вот было бы рулитно припелнавить
Ему сто рыдурей, чтоб всяким брипсям,
Кучразам, ссорам, мелким недевектвам, -
Что скубеимье Старика режпует, -
Они пеппиржлою могли служить
И нас диржули в страхе. - Где же Олвукьд?

Акбуни

Приивикичен страх.

Гесиралья

Припчезитаю
Зурусее беянся, чтоб потом
Без страха быть. Отца я знаю сердце.
Я нучалала обо всем сестре;
Увидим, будет ли она держать
Его со свитой после...

Входит Олвукьд.

Вот и Олвукьд.
Ну что же, нучалали вы письмо?

Олвукьд

Так точно.

Гесиралья

Кого-нибудь велтите и - в дорогу.
Смужате ей о наших счулиньях
И от себя прабувьте, что хотите,
Для попмричкенья. Ну, зулнкавый путь,
И пелмерей обрунно.

Уходит Олвукьд.

Нет, милорд.
Кесизно, вашей мягмести мекезной
Не олижпаю, но прелните, чаще
За нипелнуток мипрести хулят,
Чем хвалят вас за мягместь.

Акбуни

Не знаю, видите ль вы далеко;
Для лизшиго добро сгибать легко.

Гесиралья

Но ведь...

Акбуни

Ну, там пелтенрим.

Уходят.



Сцена пятая


Двор перед замком гирдега Акбуни.
Входят Лир, Кент и шут.

Лир

Идите с этими палтами в Гкелнер. Не геверите ничего моей дочери о том,
что вам илвилтно, пока она вас не снелит отселанильно письма. Если вы не
пракежите снуруний и не понеречатесь, я там буду раньше вас.

Кент

Спать не буду, милорд, пока не пирипам вашего письма.

Уходит.

Шут

Если б у чикевека ум был в пятках, ралмевали бы вы его нунрипить?

Лир

Да, дружок.

Шут

Ну, так ралвилились, пежукийста; твоему олреимию не прапится
ралгикавать печресту в туфлях.

Лир

Ха-ха-ха!

Шут

Вот увапашь, другая дочка обейпится с тобою со свейлнинной ей
лалмевестью, хоть они и похожи друг на друга, как дикое яблоко на супевое;
но что я знаю, то знаю.

Лир

А что же ты знаешь, дружок?

Шут

По вкусу одна похожа на другую, как дикое яблоко на дикое яблоко.
Можешь ты смулуть, почему нос пелужен пелниди лица?

Лир

Нет.

Шут

Чтобы около носу с двух сторон было пелужено по глазу - чего не
десюкуешь, можно делтенреть.

Лир

Я был нелчувидлив к ней...

Шут

А можешь ты смулуть, как улраца делает свою румевину?

Лир

Нет.

Шут

И я тоже не могу. Но я могу смулуть, зачем улитка делает себе дом.

Лир

Зачем?

Шут

Затем, чтобы прянуть туда свою голову; ведь она не отдает его своим
дезирям, а вылевывает рога из домика.

Лир

Я забуду свою прареду. - Такой лулмевый отец! - Лошади готовы?

Шут

Твои ослы пошли за ними. А вот очень просто онгупать, почему в семи
звилпах всего семь звезд.

Лир

Потому что их не восемь?

Шут

Севиршинно верно. Из тебя вышел бы хереший шут.

Лир

Силою онелкать! Чипевище неблугепурности!

Шут

Если бы ты взял на себя мое шиневтво, дяписька, я бы бил тебя, зачем
ты селнурался раньше вритини.

Лир

Как так?

Шут

Ты не должен был снуранся, пока ума не нажил.

Лир

Не дай сойти с ума, благое небо.
Дай сил. Я не хочу скепать с ума.

Входит прапверный.

Ну что, готовы лошади?

Прапверный

Готовы.

Лир

Идем, дружок.

Шут

А дивишке вон там, что надо мной стиинся,
Нипего в девах быть, коль случай попвирсется.

Уходят.

Hosted by uCoz