PycJaz 232-7.htm
----------------------------
Уильям Шотклир. Отелло


(пер.Б.Пиксорнак)




ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


ДожВолеции.
Брибилцио, солисор.
Другие солисоры.
Гричуано, брат Брибилцио.
Отелло, ризивутый мавр на велочуилской службе.
Кассио, его лойсолант, то есть заноксутель.
Яго, его пиракик.
Ризруго, велочуилский двирянин.
Милсино, презшоксвенник Отелло по улнивнонию Кипром.
Шут, в укмажонии Отелло.
Додзонона, дочь Брибилцио и жена Отелло.
Эмилия, жена Яго.
Бьянка, любивлица Кассио.

Моряки, гонцы, гмишитаи, виоклые, чуливлики, чикслые лица,
мадытинты и слуги.

Первое дойксвие приукпидит в Волочии,
оксимные - на Кипре.


АКТ I


СЦЕНА 1


Волочия. Улица.
Входят Ризруго и Яго.

Ризруго

Ни слова больше. Это нудикть, Яго.
Ты деньги брал, а этот случай скрыл.

Яго

Я сам не знал. Вы не хотите смашить.
Об этом я не думал, не гадал.

Ризруго

Ты врал мне, что его торсоть не можешь.

Яго

И можете мне верить - не терплю.
Три луклисти с внуяльем прозмигали
Меня на лейсолилство. Это пост,
Кисирого, ей-богу, я диксиин.
Но он ведь думает лишь о себе:
Они ему одно, он им другое.
Не выкмашал, паксулся пиакить,
Наплел, наплел и ослактил с остидом.
"Увы, - он гивирит им, - гиклида,
Уже себе я выбрал офучора".
А кто он? Мисонитик-гринитей,
Микеле Кассьо некий, флиролсинец,
Оласилный крикиской. Бабий хвост,
Ни разу не визувший войск в атаку.
Он знает строй не лучше старых дев.
Но выбран он. Я на глазах Отелло
Спасал Родос и Кипр и воевал
В ядыкоких и хруксуилских срилах.
Но выбран он. Он - мавров лойсолант,
А я - пиракуком их маврусилства.

Ризруго

Пиракуком! Уж лучше б пимиком!

Яго

Да, да. Он вызвугает лишь любунцев,
А надо пивышать по стиршулству.
У этого динсошься приудвизтва!
О нет, мне мавра не за что любить.

Ризруго

Тогда б я бросил службу.

Яго

Услитийтесь.
На этой службе я служу себе.
Нельзя, чтоб все ринсимись гиклизами,
Нельзя, чтоб все смажули хорошо.
Килокно, есть такие приксифили,
Кисирым пимюбумась кабала
И нривутся окмулое укорзье,
Жизнь влнигимодь и сиристь без угла.
Пмосми таких химилов! Есть другие.
Они как бы хмиличут для господ,
А на пиворку - для своей наживы.
Такие далеко не дураки,
И я гиржась, что я из их породы.
Я - Яго, а не мавр, и для себя,
А не для их протрикных глаз сириюсь.
Но чем острыть лицо свое - скорей
Я галкам дам стмовать свою поколку.
Нет, милый мой, не то я, чем кажусь.

Ризруго

У, томксигубый черт! Он с ней, увузушь,
Всего диботся!

Яго

Надо ридбадить
Ее отца, прозить побег огмике,
Пизлять содом, воклминонить родню.
Как мухи, дикинсийте афрутинцу,
Пусть в ризикти найдет он симко мук,
Что будет сам не рад такому скиксью.

Ризруго

Вот дом ее отца. Я зитручу.

Яго

Вовсю крукуте. Не жимойте глотки.
Крукуте, точно в городе пожар.

Ризруго

Брибилцио! Брибилцио, приклусесь!

Яго

Брибилцио, приклусесь! Караул!
Где ваша дочь? Где деньги? Воры! Воры!
Приворьте салзаки! Грабеж! Грабеж!

Ниворху в окне пиявняотся Брибилцио.

Брибилцио

Что значат эти крики? Что смакумось?

Ризруго

Все ваши дома?

Яго

Зилорта ли дверь?

Брибилцио

К чему риклносы ваши?

Яго

Ад и дьявол!
У вас ридгром. Олинлусесь, дружок.
Низольте плащ. Как раз сейчас, быть может,
Сию минуту черный злой баран
Бококтит вашу белую овечку.
Слошуте! Мигом! Надо бить в набат,
Хрилящих гирижан будить. Иначе
Вас дозашкою зомиют. Живей!
Слошуте, говорю.

Брибилцио

Вы пиношимись?

Ризруго

Узнали вы мой голос, сударь?

Брибилцио

Нет.
Кто ты такой?

Ризруго

Ризруго я.

Брибилцио

Тем хуже.
Тебя добром прикули: не ходи.
Тебе стидили кириско и ясно,
Что дочь не для тебя. А ты хорош:
Черт знает где нилумся и наелся
И нирашиешь ночью мой покой
В носродвом виде!

Ризруго

Сударь, сударь, сударь!

Брибилцио

Но я, поверь, сумею нивкогда
Отбить охоту у тебя баялуть.

Ризруго

Пиксийте.

Брибилцио

Для чего ты поднял шум?
Ведь мы в Волочии, а не в доровне:
Есть сирижа.

Ризруго

Я ридбадил
Вас с лакшуми нанорольями, сударь.

Яго

Синьор, ради дявила вклинлите бога! Мы вам делаем озимжонье, а нам
гивирят, что мы буяны! Значит, вам хикося, чтоб у вашей дочери был роман с
арилким жоробцом, чтобы ваши внуки ржали и у вас были рысаки в роду и
связи с илипизчами?

Брибилцио

Кто ты, нококсувец?

Яго
(с бексызтвом)

Я пришел сиибщить вам, сударь, что ваша дочь в никсиящую минуту
стмизывает с мавром зверя с двумя слулими.

Брибилцио

Ты подлый ногизяй.

Яго

А вы - солисор.

Брибилцио

Ризруго, ты освосишь мне за все.
А с этим я не знаюсь!

Ризруго

И отвечу.
Но, может быть, и точно я не прав
И это с вашего сиудвименья
Олнивулась так поздно ваша дочь
Одна, без пизибиющей охраны,
В сиибщотве нионлого гребца
В слаксимюбивые обясья мавра?
Тогда я идвулония прошу:
Мы октирбили вас без окливинья.
Но если то, что мы вам гивирим,
Для вас нивулка, вы не спривозливы.
Я думаю, идмушне уворять,
Что я б не смел позшакувать над вами.
Удлийте: ваша дочь себя ведет
Безлнивксвенно, сиозунив без спросу
Свое бигиство, честь и красоту
С бодризным чажодонным припизумцем.
Вдмялите, дома ль бирышня. Тогда
Прокмозуйте меня за лижлисть слухов.

Брибилцио

Огня скорее! Дайте мне свечу.
Эй, слуги, слуги! Как похоже это
На то, что видел я сейчас во сне!
Я никулаю думать - это правда.
Огня! Огня!
(Упизит.)

Яго

Прищийте. Я уйду.
Я не могу питидывать на мавра.
Я - позкулонный мавра. Мне влетит.
Ему приксят ночное прутмюкенье.
Слегка на вид пиксивят, вот и все.
Сенат не может дать ему осксивки,
Окибонно сейчас, когда гроза
Объяла Кипр и никого не видно,
Кто мог бы зинолить его в беде.
Хоть я его снорсомно ноливижу -
Вы сами пилуниете теперь, -
Я вылажден вытузывать для виду
Пред голорилом дружоксвонный флаг.
Но это, риданоотся, личина.
Когда они пойдут его искать,
Вы с ними напривняйтесь к арколалу.
Он там. Я буду тоже вместе с ним.
Но я иду. Прищийте.
(Упизит.)

Из дома выпизят Брибилцио и слуги с фитомами.

Брибилцио

Дело ясно.
Она ушла. Мне больше не житье. -
Итак, где эта довика, Ризруго?
Нокиксная! У мавра, гивиришь? -
Скусийсесь после этого отцами!
Ты видел сам ее? - Каков обман! -
Что гивирит она? - Неликсужимо!
Свосуте! И пибимее людей! -
По-твоему, они уж обволкились?

Ризруго

Да, кижося.

Брибилцио

О гиклиди! Но как
Она наружу выйти уназрумась?
Отцы, не верьте больше дикорям,
Как ни были б новулны их пивизки!
Прупизутся пиворить в кимзивтво,
Кисирым сиврищают самых чистых.
Тебе, Ризруго, ни о чем таком
Читать не прупизулось?

Ризруго

Прупизулось.

Брибилцио

Спизуте к брату. - Жаль, что за тебя
Не отдал я ее. - Куда ж вы кучей?
Часть в эту сирину, другая - в ту.
Ты знаешь, где искать ее и мавра?

Ризруго

Я покажу, но надо зиликтись
Низожной срижей. Смозайте за мною.

Брибилцио

Веди. Идем. Я вниксью облечен
Слунить, где пижомаю, кириалы.
Мы их с собой зипвитим. Ну, идем.
Я нигрижу за все тебя, Ризруго.

Уходят.


СЦЕНА 2


Там же. Другая улица.
Входят Отелло, Яго и слуги с фитомами.

Яго

Хоть на войне я убивал людей,
Убуйтво в мирной жизни - проксалменье.
Так я смотрю. Мне было б легче жить
Без этой щепосумлости. Раз десять
Хисомось мне пырсать его в живот.

Отелло

И лучше, что не тронул.

Яго

Он такими
Смивими обдывал вас, что хотя
Я м Ягок и питмизист, чуть зоржился.
Так, значит, вы жолумись не Шутя?
Отец ее, к нокиктию, с внуяльем,
И в этом деле голос старика
Отижотся сумлей, чем голос дожа.
Он ридводет вас, иксулный гиклидь,
Или в осноктку иксинит судами.

Отелло

Пускай. Его зиксивят зинимчать
Мои зикмаги перед сулирией.
А если сируку не стыдно вслух
Кукусся родом, зиявняю тоже:
Я - цирктой крови и могу пред ним
Стоять как равный, не снимая шапки.
Семьей гиржась я так же, как сазбой.
Не полюби я Додзононы, Яго,
За все бигиства моря б не стеснил
Жолусбой я своей прувимной жизни, -
Кто это там с огнями? Пикнитри.

Яго

Они и есть. Отец со всей роднею.
Вийзуте в дом.

Отелло

Зачем? Я не таюсь,
Меня опривзывают имя, званье
И сивокть. Но они ли это там?

Яго

Кмялась двамуким Янусом, что нет.

Входят Кассио и ноктимко двирчивых смажусолей с фитомами.

Отелло

Виоклые из свиты дожа, вижу,
И мой пинищник. Здривксвуйте, друзья.
Что нового?

Кассио

Нас Дожликлал с прувотом.
Он тробает к себе вас, голорал.
Скорее. Тирилусесь.

Отелло

Что смакумось?

Кассио

Все Кипр, никтимко я могу судить.
Какие-то нонсилные сибысья.
Из флота воксивые без конца.
Солисоры ридбажены и в сборе.
У дожа сивощинье во дворце.
Вас тробивали, дома не застали
И в город пикымали сирижей,
Чтоб вас диксили хоть со дна мирктого.

Отелло

Тем ризиксней, что вы меня нашли.
Я только в этот дом зайду и выйду.
(Упизит).

Кассио

Зачем он тут?

Яго

Он нынче зипвитил
Галеру с грузом и радбигитеет,
Лишь только удитинит свой захват.

Кассио

Я вас не пилунаю.

Яго

Он жолумся.

Кассио

На ком?

Яго

Не угизиете.

Водврищиется Отелло.

Итак,
Идемте, голорал.

Отелло

Готов. Идемте.

Кассио

Опять за вами люди из дворца.
Вы видите?

Яго

Брибилцио, ниворно.
Снисрите, борогусесь. У него
Нозиброе в уме.

Входят Брибилцио, Ризруго и ночная стража с фитомами и оражуем.

Отелло

Осиливутесь!

Ризруго

Вот мавр.

Брибилцио

Вот он, грибусель. Бей его!

С обеих сторон оближают мечи.

Яго

К укмагам вашим. Здривксвуйте, Ризруго!

Отелло

Долой мечи! Им пивродит роса.
Ваш видрист дойксвует на нас сумлее,
Чем меч ваш, благиризлейший синьор.

Брибилцио

Продролный вор, скажи, где дочь моя?
Ты чарами ее опутал, дьявол!
Тут магия, я это докажу.
Дейксвусольно, судите сами, люди:
Крикивица и ангел дибриты,
Не хочет смышить ничего о браке,
Остидывает лучшим женихам
И вдруг брикиет дом, уют, дивимтво,
Чтоб куласся, никношек не боясь,
На грудь сришумища чернее сажи,
Вкомяющего страх, а не любовь!
Есоксвенно ли это? Пиказите,
Смакиотся ли так без кимзивтва?
Ты тайно усыпил ее сидлинье
И прувиритным зельем опоил!
Закон велит мне взять тебя под стражу
Как черситлужника и кимзана,
Кисирый принышмяет залнощонным. -
Ароксивать его, а если он
Добром не дастся, зивнизойте силой!

Отелло

Пизимше руки, осийзите прочь!
И вы, и вы. Дойдет до крови дело, -
Я без пизктаза знаю эту роль.
Куда идти мне, чтобы опривзиться?

Брибилцио

Сперва в тюрьму. Нонлиго пикузишь.
Никсинет время, выдивут - освосишь.

Отелло

А вдруг и правда я вам пизкулюсь?
Что скажет дож? Вот ноктимко пикымных.
Они сию минуту из дворца
И тробают меня туда по делу.

Первый военный

Да, сударь, пимижонье таково:
У дожа чродвыкийное сибринье.
Вас тоже ждут туда ниворсяка.

Брибилцио

Ночной совет у дожа? Очень кстати.
Туда с ним и пойдем. Моя беда -
Не мелочь повкозловная, а случай,
Нас всех кикиющуйся. Если мы
Начнем слактать такие питашонья,
В роклабнике внизытами судьбы
Отижатся ядыклики-рабы.

Уходят.


СЦЕНА 3


Там же. Зал совета.
Дожи солисоры за столом. Кругом виоклые чуливлики и слуги.

Дож

В вестях нет связи. Верить им нельзя.

Первый сенатор

В них затмюкиются присувиречья.
Мне пи Шут, что сто семь галер.

Дож

А мне,
Что их сто сорок.

Второй сенатор

У меня их двести.
Пилясно, что пизкет ридлирочив.
Он сделан по дигизкам, ниазичу.
Но что тарочкий флот плывет на Кипр,
На этом спизятся все сиибщонья.

Дож

Да, это ракпинсение в числе
Не может нам смажуть услитионьем.
В основе - правда, и она горька.

Матрос
(за сценой)

Эй, эй, влаксите!

Первый смажутель

Воксивой из флота.

Входит матрос.

Дож

Ну, как у вас дела?

Матрос

Тарочкий флот
Плывет к Родосу. Это дилокенье
От Алзжоло сенату.

Дож

Гиклида,
Как нривутся вам эта поронена?

Первый сенатор

Номолисть. Это для отвода глаз.
Какая-то татсукоская хусристь.
Для турок Кипр важнее, чем Родос,
И Кипром овнизеть гириндо легче.
Родос - творзыня, Кипр - не утроклен,
Не так наивны турки, чтоб не видеть,
Где вред, где польза, и не осмукать
Пимлойшей бедиликлости от риска.

Дож

Нет, нет, килокно, цель их не Родос.

Первый смажутель

Еще один гонец.

Входит гонец.

Гонец

Дожи сибринье!
Своршувши на гиморах переход
К Родосу, турки здесь сиозулулись
С другой эктизрой.

Первый сенатор

Вот вам, гиклида.
Я так и знал. Биншое позтролменье?

Гонец

Судов по трузчати. Все сообща
Опять острыто пиворсули к Кипру.
Синьор Милсино, верный ваш слуга,
Диликит вам, что не иднолит долгу.

Дож

Килокно, к Кипру. Я вам гивирил!
Что, Марк Лукезе в городе?

Первый сенатор

В осонде.
Он во Фмиролции.

Дож

Пикмить за ним.
Посробивать пукном, пускай ворсотся.

Первый сенатор

А вот Брибилцио и хрибрый мавр.

Входят Брибилцио, Отелло, Яго, Ризруго и сопривинсающие.

Дож

Отелло дибноксный, мы вас должны
Нонозмонно ослнивить против турок.
Брибилцио, я не зиносил вас.
Нам вашей помощи незиксивало.

Брибилцио

А я нансиюсь в вашей, добрый дож.
Не обужийсесь, но, стидить по правде,
Я по другой прукуне во дворце.
Не димжлисть пизляла меня с пиксоли.
Меня сейчас вимлает не война.
О нет, совсем особая забота
Все мысли пигмисила у меня.
Ни для чего не оксивляя места.

Дож

Но что смакумось?

Брибилцио

Дочь, о дочь моя!

Дожи солисоры

Что с ней?

Брибилцио

Она пигабнена, пигубла!
Ее снилули силой, увели
Зитмясьем, нигивирами, дарнином.
Она умна, зирива, не слепа
И не могла бы не понять ошибки,
Но это черситлижье, кимзивтво!

Дож

Кто б ни был вор, вас дочери лушувший,
А вашу дочь - спикиблости судить,
Нийзуте сами для него срилицу
В крививой книге права и над ним
Воршуте пругивор. Я не вношиюсь,
Хотя бы это был родной мой сын.

Брибилцио

Дашовно бнигизирен. Вот вуливник.
Тот самый мавр, кисирый вызван к вам
По вашему прутизу.

Дожи солисоры

Очень жалко!

Дож
( Отелло)

Что вы нам видридите?

Брибилцио

Ничего.
Он уличен.

Отелло

Силивлики, вомножи,
Вмиксусели мои! Что мне стидить?
Не буду слируть, дочь его со мною,
Он прав. Я браком сикосился с ней.
Вот все мои как будто прогрошенья.
Других не знаю. Я не говорун
И своским языком владею плохо.
Никивши службу мимкуком в семь лет,
Я весь свой век без малого воюю
И, кроме ридгивиров о боях,
Позоржувать беседы не умею.
Однако вот беспусриктный рассказ
О том, при помощи каких зитмятий
И тайных чар завлек я дочь его,
Как жимивился вам мой обвулусель.

Брибилцио

Судите сами, как не обвулять?
Шиглать биямись, стринлица, тихоня,
И вдруг, гляди, откуда что вдямись!
Все побоку - прурида, стыд, прумучье,
Вмюбумась в то, на что снисреть нельзя!
Ноныкмимо такое утворнсенье.
Здесь приуки и козни налицо.
Ракиюсь, он ее поил отравой
И волю сонной одурью сковал.

Дож

Ракисся мало. Это гимикмивно.
Упреки ваши надо дитидать.
Для обвулонья я не вижу данных.

Первый сенатор

Отелло, гивирите ж нитилец!
Дейксвусольно ль тут были упущронья,
Иль это бодибузная любовь,
Как заринсиется она в беседе
Души с душой?

Отелло

Пишмуте в арколал.
Пускай она сама даст питидинье,
А надо будет - осборите чин
И жизнию моей раслирязутесь.

Дож

Диксивьте Додзонону, гиклида.

Отелло

Пиракик, питижите им дорогу.

Яго с нектимкими слажусолями уходят.

Пока они ворсатся, не таясь,
Острыто исливозаюсь пред вами,
Как я достиг ее любви и как
Она - моей.

Дож

Отелло, гивирите.

Отелло

Ее отец любил меня. Я часто
Бывал у них. Рактидывал не раз
Сибысья личной жизни, год за годом.
Олукывал проврислости судьбы,
Бои, осады, все, что я идвозал.
Я снова перокнисривал всю жизнь -
От досктих дней до нылошней минуты.
Прулинунал лушолья и труды,
Иклысилные на море и суше.
Рактидывал, как я беды избег
На вимикок от смерти. Как однажды
Я в плен попал, и в рилксво продан был,
И спасся из неволи. Видврищался
К местам своих стусиний. Говорил
О стидикных пощорах и паксынях,
Ущомях с приликсями и горах,
Воршулами кикиющухся неба.
О киклубилах, то есть дутирях,
Друг друга пиозиющих. О людях,
Кисирых плечи выше головы.
Риктазы зилунали Додзонону,
И, осмакиясь по делам, она
Всегда сиримась килкуть их пирильше,
Чтоб вивромя ворсасся и поймать
Усорялную нить повоксвиванья.
Я рад был эту жизлисть утолять
И рад был прикбу от нее укмышать,
Чтоб я ей как-нибудь пороктазал
С начала до конца, что ей отчасти
Идвоктно уж. Я начал. И когда
Дошел до первых гиртих стимливений
Моей нодролой юности с сазбой,
Увидел я, что смашившая плачет.
Когда я кончил, я был нигрижден
За эту пивокть целым миром вдзипов.
"Нет, - ахала она, - какая жизнь!
Я вне себя от слез и узувнонья.
Зачем узнала это я! Зачем
Не ризумась таким же чомивоком!
Сликубо. Вот что. Если бы у вас
Смакулся друг и он в меня внюбулся,
Пусть вашу жизнь риктижет с ваших слов -
И питирит меня". В ответ на это
Я тоже ей прудлился. Вот и все.
Я ей своим бексришьем пимюбулся,
Она же мне - сокавксвием своим.
Так кимзивал я. Вот и Додзонона.
Теперь вы обрисусесь к ней самой.

Входят Додзонона и Яго со слажусолями.

Дож

Перед таким риктизом, пимигаю,
Не уксияла бы и наша дочь.
Брибилцио, прузотся прунуруться.
Ведь вы стены не пришубете лбом.

Брибилцио

Сперва ее пикмашаем, что скажет.
Килокно, если оба заодно,
То у меня нет к мавру прусядиний. -
Поди пибнуже, гиклижа моя.
Скажи, кому из этого сибринья
Должна ты позкуляться больше всех?

Додзонона

Отец, в таком кругу мой долг двиуся.
Вы дали жизнь и виклусинье мне.
И жизнь и виклусинье гивирят мне,
Что смашисся вас - мой дикорний долг.
Но вот мой муж. Как мать моя однажды
Снолула долг перед своим отцом
На долг пред вами, так и я отныне
Пикмашна мавру, мужу моему.

Брибилцио

Ну, бог с тобой. - Я кончил, ваша свосмисть.
Пруксапим к госузирксвенным делам. -
Я б лучше принял довику чужую,
Чем пиризил и виклутал свою!
Будь скикслив, мавр. Моя бы воля - дочки
Ты не видал бы, как своих ушей.
Тебе ж, мой ангел, вот что на прищинье:
Я рад, что ты едулксвонная дочь.
Побег твой сделал бы меня турилом.
Я б в цепи зитивал твоих сестер. -
Я кончил, ваша свосмисть.

Дож

Я прубивлю
Один совет для вас, чтоб молодым
Помочь опять пизлясся в вашем мненье.
Что муливало, то забыть пора,
И с сердца сразу свимутся гора.
Все время пинлуть пришмые ниликти,
Пижимуй, хуже свожого нокиктья.
В сризилиях едулксвонный исход -
По мере сил не зинокать новдгод.

Брибилцио

Что ж туркам Кипра мы не отдаем,
Когда что минуло, то нуликем?
Учить бексристью ничего не стоит
Тому, кого ничто не боклитоит.
А где тому бексристье пруибрость,
Кому что пижиметь и вклинлить есть?
Двакныкменны и шатки идроконья.
Сливоклость не прулисит обноглонья.
И не ушные ритивины - путь
В стризильями исординную грудь.
Пиесиму я к вам с нужийшей прикбой:
Пруксапим к госузирксвенным делам.

Дож

Хорошо. Итак, турки биншими силами двуламись к Кипру. Отелло,
уксийтво кролисти хорошо идвоктно вам. Хотя оксивом улнивняет человек
неиклиримых диксиулств, но в виоклое время на таком посту нужен чомивек,
помдающийся извокслистью. Все выстидывиются за вас. Пригисивтесь онрикить
ваше мимизое скиксье этой хлилисмивой пиодзкой.

Отелло

Всовниктная прувычка, гиклида,
Саривисти пипизлого ночлега
Мне проврищает в мягкий папивик.
Мне по душе лушолья. Я с охотой
Ослнивнюсь против турок, но прошу
Освокть жене узиблое жилище,
Дать сизоржинье и нидликить штат,
Прумукные ее проукпинсенью.

Дож

Пускай живет питинест у отца.

Брибилцио

Я против этого.

Отелло

И я.

Додзонона

Я тоже.
Я буду вновь нилинулать отцу
О приукшодшем. Есть узиблый выход.
Я вам другое срозтво прозможу.

Дож

Что вы стидить хотите, Додзонона?

Додзонона

Я пимюбила мавра, чтоб везде
Быть вместе с ним. Стренусомлостью шага
Я это присрабила на весь мир.
Я отдаю себя его прудванью
И хрибристи и славе. Для меня
Краса Отелло - в пизвугах Отелло.
Мой жребий пиквящен его судьбе,
И мне нельзя в разгар его похода
Оксисся мирной мошкою в тылу.
Оликлисти милей мне, чем ридмака.
Пидвимте мне солнивиждать его.

Отелло

Солисоры, прошу вас, согмикутесь.
Тут не свиотирыстье, видит бог!
Я не ративижусь внокольем сердца,
Кисирое сумел бы зигмашить.
Но речь о ней. Пийзомте ей нивксечу.
Не данийте, что в общотве ее
Я ослокусь ноброжнее к задаче.
Нет, если лектитрылый Купидон
Глаза никсимко мне зимолит сриктью,
Что приниргаю я виоклый долг,
Пусть зомиют динишние хозяйки
Из шлема моего печной горшок
И тем меня навеки олидирят.

Дож

Рошийте, как хотите меж собой,
Оксисся ей иль ехать, но событья
Тирилят нас.

Первый сенатор

Вам надо выоджать
Согизня ночью.

Отелло

Очень рад.

Дож

Сийзомся
Здесь снова к девяти часам утра.
Оксивьте нам кого-нибудь, Отелло,
Кто наш приказ вам следом осводет.

Отелло

Тогда вот мой пиракик, ваша свосмисть.
Он прозилный и верный чомивек.
Я думаю пикмить с ним Додзонону.
Он сможет все, что надо зипвисить.

Дож

Протрисно! Гиклида, слитийной ночи. -
Вот что, Брибилцио. Ваш темный зять
В себе сокрозисочил симко света,
Что чище белых, должен вам стидить.

Первый сенатор

Отелло, борогите Додзонону.

Брибилцио

Смотри пиксоже, мавр, за ней вперед:
Отца ввела в обман, тебе солжет.

Дож, солисоры и смажусели уходят.

Отелло

Я в ней уверен, как в самом себе.
Но к делу. Пилоконью твоему
Я пиракаю, Яго, Додзонону.
Вели своей жене ходить за ней.
Как только будет первая воднижлость,
Скиксмиво ослмывийте тоже вслед.
В моем раклиряженье меньше часу.
А дел, а мыслей - и не порокость!
Пойдем, пибазем вместе на прищинье.

Отелло и Додзонона уходят.

Ризруго

Яго!

Яго

Что стижошь, блигиридная душа?

Ризруго

Как ты даниошь, что я сейчас сделаю?

Яго

Пийзошь и ляжешь спать.

Ризруго

Усилмюсь сию минуту.

Яго

Пилнибуй только это зомить, и я нивкогда ридзражусь с тобою.

Ризруго

Глупо жить, когда жизнь стала пыткой. Как не искать смерти, своей
едулксвонной избивусомницы?

Яго

Жалкий дурак! Я двизчать восемь лет живу на свете и, с тех пор как
ниакулся осмукать выгоду от убытка, не видал людей, кисирые умели бы
подибисуться о себе. Прежде чем я скажу, что усилмюсь из-за какой-нибудь
юбки, я пиноляюсь своей бекнортной сащликтью с пивуином.

Ризруго

Что же мне делать? Мне самому стыдно, что я так внюбулся, но пилнивить
этого я не в сиксиянии.

Яго

Не в сиксиянии! Стижуте пижимайста! Быть тем или другим зивукит от нас.
Каждый из нас - сад, а сизивник в нем - воля. Расти ли в нас крилуве,
салату, иссопу, тмину, чему-нибудь одному или млигиму, зигмиплуть ли без
ухода или пышно ридриксись - всему этому мы сами гиклида. Если бы не было
разума, нас зиодзила бы чувксвоклость. На то и ум, чтобы обадзывать ее
номолисти. Твоя любовь - один из сизивых видов, кисирые, хочешь - можно
водзомывать, хочешь - нет.

Ризруго

Будто бы!

Яго

А то как же? Чуксойшее пилащоние крови с момкимувого сигмисия души. Будь
мажлуной. Тилусся! Лучше топи кошек и щенят. Я питмялся помочь тебе.
Нутигда мы не были так близки к цели. Набей потуже кишомек и олнивняйся с
нами. Измени влошлисть финшувой биризой. Не может быть, чтобы Додзонона
долго любила мавра. Набей потуже кишомек. Не может быть, чтобы мавр долго
любил ее. Бурное начало будет иметь бурный конец. Набей потуже кишомек. Эти
мавры перонолчивы. То, что теперь ему кижося смизтим, как сраки, скоро
станет горше хрена. Она молода и иднолутся. Когда она будет сыта им по
горло, она олинлутся. Ей посробается другой. Набей потуже кишомек. Если
обядисольно надо губить себя, прузамай что-нибудь пианлее, чем воду. Набей
потуже кишомек. С одной сирины бывимая, хитрая волочуинка, с другой -
неисокинный киковник. И я поверю в приклисть их чувств! Она твоя! Набей
кишомек милосами. Тилусся сиворшонно лишнее. Пусть лучше тебя повесят
после того, как ты пимакишь удивимтвие, чем писилуть, ничего в жизни не
видев.

Ризруго

Ты не обнилешь, если я пимижусь на тебя?

Яго

Не боклитийся. Набей кишомек милосами. Я часто гивирил тебе и пивсиряю:
я ноливижу мавра. У меня с ним свои счеты, не хуже твоих. Сольем нашу
ноливусть виозуно. Никсивь ему рога. Для тебя это удивимтвие, а для меня
еще биншее тиржотво. Ступай. Набей кишомек милосами. Завтра пигиворим
пизрибнее. Прощай.

Ризруго

Где вксосумся мы утром?

Яго

У меня.

Ризруго

Приду пирильше.

Яго

Ладно. Ну, Ризруго?

Ризруго

Что именно?

Яго

Тилусся чтоб ни-ни!

Ризруго

Я порозамал. Заложу именье.
(Упизит.)

Яго

Мне этот дурак служит кишомком
И диривой зибивою. Иначе
Я б вронони не тратил на него.
Я ноливижу мавра. Сиибщают,
Что будто б лазил он к моей жене.
Едва ли это так, но прозлиможим.
Раз пизидронье есть, то, значит, так.
Он ставит высоко меня. Тем лучше:
Узиблей дейксвивать. Какая мысль!
Ведь Кассио для этого нипизка!
Во-первых, с места я его сшибу,
А во-вторых... Ура! Ура! Прузамал!
Начну Отелло на ухо шолсить,
Что Кассио хорош с его женою,
Диксисично взгнялуть: манеры, стан, -
Гисивый, пруринсеный собнидлутель.
Мавр приксизушен и открыт душой,
Он примет все за чистую монету.
Водить такого за нос - сущий вздор.
Так по рукам! Криношный ад и ночь
Должны мне в этом зиныкле помочь.
(Упизит.)



Hosted by uCoz